Семейный адвокат
Назад

Дистрибьюторский договор это

Опубликовано: 09.11.2019
0
2

Дистрибуция и агентирование

Сложная структура дистрибьюторского договора, способная претерпевать существенные изменения по воле сторон, которые могут, к примеру, выделить некоторые обязательства в отдельный договор, приводит к тому, что стороны пытаются «подвести» принятые обязательства под ту или иную главу Гражданского кодекса. В большинстве случаев подобные попытки обречены на неудачу.

В аспекте международного частного права автономность (независимость от иных форм обязательств) дистрибьюторских отношений закреплена в ряде документов Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Так, в соответствии со ст. 1 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях {amp}lt;*{amp}gt;

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

«любые торговые сделки на поставку товаров или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство и агентские отношения; факторинг… соглашения об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества…».

Широко известен пример арбитражной практики, когда всемирно известная компания обратилась к своему дистрибьютору — российской компании с иском о взыскании задолженности. Дистрибьютор иск признал, но против взыскания штрафа, предусмотренного договором, возражал, ссылаясь на отсутствие вины. В качестве обоснования своих возражений дистрибьютор высказал два аргумента.

Первый — причинная связь между расторжением договора аренды автотранспортных средств между истцом и ответчиком и невыполнением ответчиком своего «дистрибьюторского» обязательства по оплате — был признан несостоятельным, поскольку указанные отношения никак не соотносились с условиями дистрибьюторского договора.

Второй довод ответчика более интересен, поскольку в нем содержалось утверждение того, что дистрибьюторский договор в своей сущности является договором коммерческой концессии, и, следовательно, данные отношения должны регулироваться нормами главы 54 ГК РФ. В данном случае суд также нивелировал этот довод, основываясь на том, что соответствующий договор не отвечает признакам договора коммерческой концессии, закрепленным в ст. 1027 ГК РФ {amp}lt;*{amp}gt;.

а) обязанность приобретать и перепродавать от своего имени и за свой счет;

б) принимать на себя организацию продаж на определенной территории;

в) не создавать обязательств для производителя.

Вышеуказанное совсем не означает, что грантор и дистрибьютор в рамках дистрибьюторского соглашения не могут регламентировать согласование использования товарных знаков и иных объектов интеллектуальной собственности. Однако данные условия все же имеют вторичное значение по сравнению с приобретением дистрибьютором продукции и ее перепродажей от своего имени и за свой счет.

Дистрибьюторские отношения выражают наличие у сторон длительных хозяйственных связей. Это обстоятельство нередко приводит к тому, что стороны именуют «дистрибуцией» отношения по длительной поставке товаров. Нередко дистрибьюторские отношения ошибочно сравнивают с возмездным оказанием услуг.

Вот типичный пример подобного смешения: между организацией и предпринимателем без образования юридического лица (дистрибьютор) был заключен договор, согласно которому дистрибьютор продает на территории Хабаровского края от своего имени и за свой счет товары, предоставляемые организацией. Дистрибьютор имеет право назначать продажные цены на товары, при этом суммы, уплачиваемые дистрибьютором, должны соответствовать ценам прейскуранта организации, а поставленные товары являются собственностью организации, пока не будет уплачена вся причитающаяся сумма.

Впоследствии договор несколько раз изменялся и был расторгнут. Но организация обратилась в суд с иском о взыскании задолженности по данным договорам и выиграла дело в первой инстанции. Несогласный с принятым решением ответчик ссылался на то, что суд неправильно истолковал условия договоров и, в частности, неправильно применил нормы материального права.

Дистрибьюторский договор это

При этом он возражал против того, что суд рассматривал условия дистрибьюторских договоров, заключенных сторонами, относящимися к признакам договора о возмездном оказании услуг. По его мнению, имелись основания относить складывающиеся отношения к поставке. В итоге Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 15.10.

2002 N Ф03-А73/02-1/2120 решение арбитражного суда и постановление апелляционной инстанции были отменены, и дело было направлено на новое рассмотрение. Суд признал, что выводы о том, что между сторонами возникли правоотношения по договору возмездного оказания услуг, являются ошибочными, поскольку их характер не соответствует ст. 779 ГК РФ.

Из заключенных между сторонами спора договоров следует, что по поручению организации дистрибьютор принимал для реализации (а не в собственность) товар истца. Реализация товаров производилась от имени предпринимателя за счет истца с применением наценки, предусмотренной в договорах и являющейся вознаграждением.

Наиболее тесную правовую связь дистрибьюторские отношения имеют с посредническими договорами, в частности, с агентированием. Это подтверждается и терминологически, поскольку грантора нередко именуют, как и сторону агентского договора, принципалом. В Публикации МТП N 441 даже имеется специальный раздел, посвященный смешению агентских и дистрибьюторских отношений.

При этом указывается, что в случае, если дистрибьютор решил выступить в данном правоотношении еще и в качестве агента, то соответствующий договор должен включать в себя подробное разграничение правил, относящихся к каждому виду деятельности. Для упрощения договорной работы МТП предлагается выделить, какие функции у контрагента являются основными: перепродажа или агентирование, а какие — дополнительными, и соответственно отразить это в договоре.

Отсутствие четкой «привязки» дистрибьюторского договора к тем или иным отношениям, прописанным в Гражданском кодексе, влечет споры не только с контрагентами, но и с таможенными органами. В частности, открытое акционерное общество, заключившее внешнеторговый дистрибьюторский контракт и осуществлявшее операции по перемещению через государственную границу РФ товаров (пестицидов), по мнению таможенного органа, занизило стоимость товара посредством невключения в стоимость товара комиссионного вознаграждения, что нарушало нормы Закона РФ от 21.05.

1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» {amp}lt;*{amp}gt;. Нужно подчеркнуть, что приложение к дистрибьюторскому договору, в котором определялся размер комиссионного вознаграждения, в таможню предоставлено не было. Однако нельзя не подчеркнуть, что к внешнеторговым дистрибьюторским контрактам следует относиться весьма серьезно, и выводы о том, что данные договоры имеют признаки не только поставки, но и комиссии (иных посреднических договоров), необходимо осуществлять заведомо, еще до тщательного исследования документа {amp}lt;**{amp}gt;.

Понятие

По дистрибьюторскому договору «…одна сторона, поставщик, обязуется на постоянной основе поставлять другой стороне, дистрибьютору, продукт, а дистрибьютор обязуется покупать его либо принимать, оплачивать и продавать третьим лицам от своего имени и в своих интересах» (п. 1 ст. IV.E.-5:101 DCFR). Можно сказать, что дистрибьюторский договор – это договор об организации, систематическом заключении и исполнении договоров купли-продажи, отвечающих определенным родовым признакам (между определенными сторонами и об определенном товаре).

Цель дистрибьюторского договора – та же, что и у договоров поручения, комиссии, консигнации и агентирования – обеспечить сбыт производимых или закупаемых оптом товаров более мелкими партиями. Разница в правовых средствах, используемых для достижения этой цели: если поверенный (комиссионер, агент) распространяет чужой товар, действуя, хотя, быть может, и от своего имени, но всегда за счет, в интересе, на страх и риск заказчика (представляемого, комитента, принципала), то дистрибьютор прежде чем начать распространение товара, выкупает его на свое имя, т.е.

Предлагаем ознакомиться:  Облагается ли налогом имущество по договору дарения

Оговорки дистрибьюторских договоров об избирательности и исключительности

Недостаточная подготовка стратегии договорной политики компании нередко приводит к тому, что наравне с дистрибьюторским договором заключаются договоры поставки, которые регулируют процесс передачи идентичных товаров. То есть происходит процесс «дублирования», закладывания дополнительных и нередко противоречащих друг другу обязательств.

Между тем сложившаяся практика исходит из того, что дистрибьюторский договор — основной документ, устанавливающий между контрагентами отношения на определенный промежуток времени. В таком случае отношения поставки могут либо прописываться в самом дистрибьюторском соглашении, либо оформляться в качестве приложения к нему.

Дистрибьюторский договор это

Как вариант можно предложить и отдельный договор поставки со ссылкой на дистрибьюторский договор. В данном случае существуют два наиболее простых и общепринятых вида оговорок: стороны указывают, что в случае споров они обращаются к условиям дистрибьюторского договора, или стороны обращаются к законодательству определенной в договоре страны и нормам дистрибьюторского договора.

В противном случае может возникнуть казус, отмеченный в одном из судебных постановлений: суд не согласился с истцом, который указывал, что основанием иска явилось то обстоятельство, что поставка продукции осуществлялась на основании договора поставки, а оплата происходила со ссылкой на договор о дистрибуции (в данном случае предусматривались существенные скидки).

С точки зрения стратегического менеджмента сложность представляет даже условие о первоочередном праве отказа дистрибьютора от распространения нового вида товара, поскольку это положение в дальнейшем может использоваться грантором для привлечения более интересных дистрибьюторов. Поэтому к такому условию следует обязательно добавлять оговорку о том, что при отказе дистрибьютора от распространения нового вида товара грантор не имеет права предлагать третьим лицам лучшие условия распространения товара, чем те, которые были ранее предложены дистрибьютору.

Комплекс прав и обязанностей, распределяемых сторонами по дистрибьюторскому договору, не ограничивается указанными выше. Основной целью дистрибуции товаров является принятие дистрибьютором на себя всех забот, связанных с продвижением товара на соответствующих рынках. В комплекс дополнительных условий может входить не только юридическое сопровождение, но и обеспечение перевозок, таможенная очистка и проведение соответствующей регистрации в компетентных государственных органах (например, для лекарственных средств) и т.д.

В условиях современной рыночной экономики весьма справедливой представляется и возможность застраховать риск неисполнения того или иного договорного обязательства. Применительно к дистрибьюторским договорам это должно быть применено к таким положениям, как: запас товаров и гарантированный минимум продаж; досрочное прекращение договора и т.д.

Особое внимание следует уделять и условиям о конфиденциальности, особенно если договор предусматривает передачу ноу-хау. В частности, в части обнародования информации о гранторе. Для устранения возможных разногласий стороны могут вводить для работников различные уровни допуска к информации и заключать с ними специальные соглашения о сохранении коммерческой информации даже в случае их увольнения.

Дистрибьюторский договор это

Как правило, в условиях о неразглашении коммерческой информации устанавливаются сроки, превышающие срок действия договора. В международной практике заключения дистрибьюторских договоров также используются оговорки о том, что грантор обязуется не пользоваться услугами бывших работников дистрибьютора.

Было бы, однако, ошибочно считать дистрибьютора рядовым посредником-перепродавцом. Дистрибьюторские отношения всегда характеризуются (а) длительностью и почти всегда (б) исключительностью в ту или другую сторону.

Первый тип дистрибьюторского договора мы имеем тогда, когда поставщик заинтересован в том, чтобы дистрибьютор всецело занимался бы деятельностью по распространению (перепродаже) его и только его продукции, не отвлекаясь на аналогичную деятельность вообще или но крайней мере в отношении продукции конкурентов поставщика.

Ему противостоит исключительный дистрибьюторский договор, в силу которого условием об исключительности связывается не дистрибьютор, а поставщик, обязующийся распространять продукт на определенной территории или для определенной группы потребителей только через одного данного, конкретного дистри- быотора-контрагента по договору (п.

Промежуточное положение занимает избирательный (selective) дистрибьюторский договор, по которому поставщик обязуется поставлять товар «…только дистрибьюторам, отвечающим определенному критерию» (п. 3 указанной статьи), например составляющим группу лиц, действующих на различных территориях, или подконтрольных одному лицу.

Специфика дистрибьюторского договора (отличия его от купли-продажи). Такая специфика, очевидно, должна быть – в противном случае никакого смысла в отдельном регулировании этого типа контракта не было бы. И она действительно себя обнаруживает и заключается в следующем.

https://www.youtube.com/watch?v=ytabout

Во-первых, такое важное условие, как количество товара (продукта), подлежащего отгрузке поставщиком в адрес дистрибьютора по каждому конкретному договору продажи, определяется односторонней заявкой (заказом) дистрибьютора (ст. IV.E.-5:201). «Поставщик обязан поставить заказанный дистрибьютором продукт постольку, поскольку это осуществимо, а заказ является разумным».

301) и предоставления некоторого рода сведений о ходе такого сбыта и возникших при его осуществлении проблемах (ст. IV.E.-5:302, IV.E.-5:303), право давать дистрибьютору указания относительно сбыта продукта или поддержания общественного мнения о нем и контролировать исполнение таких указаний (ст. IV.E.-5:304, IV.E.-5:305).

Дистрибьюторский договор это

Договорная территория

Одним из существенных условий дистрибьюторского договора является условие о согласовании договорной территории. При определении территории стороны могут придерживаться как строгих географических границ определенного государства, так и границ определенного региона. Например, один из крупных российских автомобильных заводов передавал эксклюзивные дистрибьюторские права другой компании на территорию всего Северо-Западного региона {amp}lt;*{amp}gt;. В подобных случаях для исключения разночтений нужно указывать в договоре, что данный регион соответствует определенному федеральному округу.

Предлагаем ознакомиться:  Заносится ли дисциплинарное взыскание в трудовую книжку

Безусловно, под территорией в практике заключения дистрибьюторских соглашений понимается государство или часть государства (административно-территориальная, муниципальная, историческая или иная область) или содружество государств, т.е. территория, находящаяся в пределах государственной юрисдикции. В перспективе большой интерес представляет практика определения и указания в дистрибьюторских договорах территории и/или пространств, находящихся вне государственной юрисдикции (космоса и небесных тел, Антарктиды и т.д.

), а также сети Интернет. Конечно же, Интернет пока еще официально не признан «пространством, находящимся вне пределов государственной юрисдикции», но теоретические работы многих ученых, рассматривающие Интернет как «киберпространство» (cyberspace), и реальная неподвластность Интернета государственному управлению позволяют надеяться, что условие дистрибьюторского договора, согласно которому территорией распространения товаров является сеть Интернет и иные информационно-коммуникационные сети, не будет выглядеть утопически и иметь риск признания недействительным {amp}lt;*{amp}gt;.

В дистрибьюторских договорах довольно часто прописываются меры поддержки грантором дистрибьютора. В этот перечень нужно отнести:

  • предоставление дистрибьютору технической и коммерческой информации, связанной с продажами товара (включая передачу ноу-хау);
  • организацию обучающих тренингов и семинаров для персонала дистрибьютора;
  • порядок обеспечения дистрибьютора рекламной продукцией и т.д.

Для наиболее эффективного осуществления продаж в рамках определенной сторонами территории очень важно условие об исключительности передаваемых дистрибьютору прав продажи данных товаров. В сущности, передача исключительных прав на продажу очень похожа на передачу исключительных прав на объекты промышленной собственности.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyright

Однако, если в первом случае законодательство России не предусматривает дополнительных «легитимирующих» процедур, то во втором — необходима государственная регистрация соответствующего договора в Патентном ведомстве. Одним из радикальных способов, тем не менее встречающихся во внешнеторговых отношениях, является запрет для грантора вступать в гражданско-правовые отношения (в некоторых договорах даже вводят условие о запрете переговоров) с хозяйствующими субъектами, которые осуществляют или могут осуществлять на договорной территории продажи — предполагается, что все эти действия должен осуществлять дистрибьютор.

Преимущества грантора

Внешнеторговые дистрибьюторские договоры, в отличие от большинства российских, включают в себя условие об отказе от конкуренции с грантором. Это означает, что дистрибьютор обязуется не продавать (а также не выступать в качестве посредника при продажах) товаров, конкурирующих с товарами, распространяющимися в рамках дистрибьюторского соглашения.

Как более мягкий вариант применяется оговорка о том, что дистрибьютор согласовывает с грантором иные сбываемые им товары на территории, которые могут вступать в конкуренцию с их интересами. Учитывая, что в дистрибьюторском соглашении зачастую грантор — сторона более экономически сильная и влиятельная, бывают и такие случаи, когда в контрактах предусматривается строгая отчетность дистрибьютора и всех его аффилированных компаний о своей деятельности, включая продажу и неконкурирующих товаров.

Приоритетное положение грантора отражается в том, какие санкции предусматриваются в договоре за нарушение типичных для дистрибьюторского договора условий о минимальном уровне продаж (т.е. распределение в договоре предполагаемой прибыли); определения цены (продажа по заниженной цене может негативно отразиться на деловой репутации грантора);

установленного запаса товаров (дистрибьютор обязан хранить в своем ведении, чтобы всегда удовлетворять интересы третьих лиц). Владельцы всемирно известных на мировых рынках брэндов нередко за нарушение подобных положений предусматривают возможность расторжения договора, особенно в случае, если компания только выходит на новый рынок и с определенной осторожностью относится к дистрибьютору.

В российской арбитражной практике также можно встретить пример взыскания санкций (правда, денежного штрафа, а не расторжения договора) за занижение продажной цены — нарушение условия дистрибьюторского договора о том, что цены устанавливает грантор. Общество с ограниченной ответственностью заключило дистрибьюторский договор с организацией, взявшей на себя обязательства по обеспечению поиска новых пользователей известной справочно-информационной правовой системы, а также обеспечить техническое обслуживание пользователей, работающих с системой.

Несмотря на то что дистрибьюторский договор включал в себя условие о том, что грантор ежемесячно в одностороннем порядке устанавливает цены на услуги и своевременно уведомил об этом дистрибьютора, последний в рекламном сообщении, опубликованном в печатном издании, указал цены значительно ниже прейскурантных.

Выводы суда первой инстанции основывались на том, что отсутствие факта продаж по заниженной цене не имеет существенного значения, так как по смыслу договора уплата штрафа предусмотрена за нарушение положений уведомления. Однако кассационная коллегия посчитала данный вывод ошибочным, поскольку буквальное толкование спорного условия о том, что ответственность установлена за «нарушение уведомления об установлении единых цен продажи и информационного обслуживания», не выявило нарушений дистрибьютора. А поскольку продажи осуществлялись по установленным ценам, то решение арбитражного суда было отменено и в иске было отказано {amp}lt;*{amp}gt;.

Нужно сказать, что решение суда первой инстанции более соответствовало концепции дистрибьюторских соглашений, однако более глубокий анализ еще раз показал важность договорной работы при заключении нетрадиционных для российского гражданского права контрактов.

Принимая во внимание, что положение грантора, как указывалось выше, более уверенное и ему легче в ряде случаев навязывать дистрибьютору невыгодные для того условия, некоторые правовые системы содержат императивные положения, касающиеся ограничения полномочий грантора. Так, в соответствии с Директивой ЕЭС 1983/83 на грантора возлагаются такие обязательства, как:

  • не поставлять являющиеся предметом данного контракта товары другим клиентам на территории сбыта;
  • не производить или не сбывать товары, конкурирующие с договорными товарами и т.д.

Также данная Директива содержит в себе ряд ограничительных оговорок, наличие которых в договоре может повлечь его недействительность:

  • обязательства дистрибьютора осуществлять на территории прямые продажи товара другому дистрибьютору в оплату ему возмещения;
  • оговорка, запрещающая дистрибьютору производить на территории прямые продажи товара непосредственно другому дистрибьютору;
  • оговорка, запрещающая всем дистрибьюторам и перепродавцам осуществлять продажи на территории, предоставленной другому дистрибьютору.

Можно предположить, что существенным катализатором в сфере гармонизации практики заключения российскими организациями дистрибьюторских договоров может послужить создание соответствующего международного нормативно-правового или рекомендательного акта, в частности, принятие в рамках СНГ нормативного документа, аналогичного Директиве ЕЭС 1983/83.

Права на объекты интеллектуальной собственности

Как указывалось выше, дистрибьюторский договор может включать в себя положение о распределении прав на использование дистрибьютором объектов интеллектуальной собственности, принадлежащей грантору.

Предлагаем ознакомиться:  В каких случаях заключают срочный трудовой договор

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertise

В соответствии со ст. 42 Конвенции ООН о международных договорах купли-продажи (которая, безусловно, при надлежащей юрисдикции может быть применена к «классическим» международным дистрибьюторским отношениям) продавец (в нашем случае — грантор) обязан поставить товар свободным от любых прав или притязаний третьих лиц, которые основаны на промышленной собственности или другой интеллектуальной собственности, о которой в момент заключения договора продавец знал или не мог не знать {amp}lt;*{amp}gt;.

По мнению Н.Г. Вилковой, представляется целесообразным проведение проверки товара на «патентную чистоту» на момент заключения соответствующего договора. В этот период такая проверка должна производиться экспортером, поскольку его знание о наличии прав третьих лиц является предпосылкой ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности. После заключения договора риск возникновения оснований для прав третьих лиц должен нести дистрибьютор {amp}lt;*{amp}gt;.

Согласно Публикации МТП N 441, в соглашении может быть предусмотрено, что дистрибьютор обязуется предоставлять производителю необходимое содействие для защиты его прав, например, регистрации патентов и товарных знаков, информации о нарушениях прав производителя, предъявления исков в случае таких нарушений, а также ведения подобных дел.

Также важную роль играет условие о порядке использования дистрибьютором товарных знаков грантора. Однако наличие подобных условий в тексте договора не является панацеей от возможных правовых коллизий. Даже в случае, если стороны сделают в договоре ссылку на lex mercatoria и, соответственно, будут применяться Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА (1994 г.) {amp}lt;*{amp}gt;, некоторые императивные нормы страны дистрибьютора могут вступать в конфликт с положениями договора.

Например, согласно абз. 1 ст. 27 Федерального закона РФ от 23.09.1992 N 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» {amp}lt;*{amp}gt;: «договор о передаче исключительного права на товарный знак (договор об уступке товарного знака) и лицензионный договор регистрируются в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Без этой регистрации указанные договоры считаются недействительными». Это означает, что даже если иностранные контрагенты передадут российской компании право на использование товарного знака в дистрибьюторском соглашении — без соответствующей регистрации это условие будет недействительно. Данная ситуация может повлечь за собой убытки для обоих сторон.

Но еще большие убытки могут возникнуть, если грантор передает права на объекты промышленной собственности (патенты, товарные знаки), которых в действительности у него нет. Несомненно, данная ситуация звучит весьма комично, но в большинстве подобных случаев это не следствие недобросовестности одной из сторон, а простой недочет в договорной работе — все внимание уделяется вопросам согласования поставки товаров, а к интеллектуальной собственности относятся как к обыденной формальности.

Наглядным примером таких «недочетов» в отношении условий об интеллектуальной собственности является судебное разбирательство, отраженное в Постановлении ФАС Московского округа от 04.11.1999 N КГ-А40/3549-99. Истец — товарищество с ограниченной ответственностью обратилось с иском о взыскании задолженности суммы, приблизительно равной 1,12 млн.

При вынесении решения суд руководствовался тем, что договор о сотрудничестве и предоставлении статуса эксклюзивного дистрибьютора, на основании которого и появилась задолженность, заключенный между сторонами, является в силу ст. 168 ГК РФ ничтожной сделкой. Исследовав обстоятельства дела и проанализировав условия заключенного дистрибьюторского договора, арбитражный суд пришел к выводу о том, что фактические намерения сторон были направлены на заключение договора коммерческой концессии, предметом которого явилась передача истцом ответчику исключительного права на реализацию медицинского препарата.

Поскольку ответчик не представил суду доказательств передачи ему прав на патент, в том числе исключительного права на реализацию препарата, то судом был сделан вывод о том, что ответчик был не вправе выступать в договоре коммерческой концессии в качестве стороны, передающей исключительные права.

Другое, схожее с данным, судебное разбирательство закончилось иначе. Предметом разбирательства явилось использование исключительных прав на изобретение (лекарственное средство), защищенное патентом. Анализ дистрибьюторского соглашения, заключенного сторонами, привел суд к выводу об освобождении ответчика от правовой ответственности.

Существенным основанием для этого оказалось условие дистрибьюторского договора, заключенного сторонами, предметом которого была передача исключительного права по продаже соответствующего лекарственного препарата. В заключительных положениях данного дистрибьюторского договора стороны включили условие об исключении взаимных претензий, то есть все возникшие до заключения этого договора взаимные претензии по поводу использования исключительных прав по соответствующему патенту в их отношениях будут исключены.

В кассационной жалобе истец, требуя отменить решение и прекратить нарушение его исключительных прав на использование изобретения по патенту, отмечает, что неправильно сравнивать дистрибьюторский и лицензионный (надлежащим образом зарегистрированные в Роспатенте) договоры. Напомним, что согласно п. 5 ст.

10 Патентного закона: «Патентообладатель может передать исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец (уступить патент) любому физическому или юридическому лицу. Договор о передаче исключительного права (уступке патента) подлежит регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности и без такой регистрации считается недействительным».

  • в разное время и разные собственники защищаемого патента совершали действия на введение в хозяйственный оборот соответствующего лекарственного препарата в отношении ответчика законным путем и не накладывали на него какие-либо ограничения;
  • по сведениям патентно-лицензионного отдела известной финансово-промышленной группы, действующий патент на способ получения данного лекарственного препарата не выявлен;
  • другой патент, в котором прямо указывались характеристики рассматриваемого лекарственного препарата (состав таблетки и способ лечения), принадлежал третьему лицу, но на период рассмотрения дела аннулирован, что не является препятствием для свободного производства соответствующей субстанции и продажи таблеток и т.д.

В заключение нужно отметить, что российские компании пока очень осторожно относятся к внедрению практики заключения дистрибьюторских соглашений на внутреннем рынке. В большинстве случаев, используя соответствующее название, заключаются договоры качественно иного содержания: коммерческая концессия, длительная поставка товаров и т.д.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafety

Недостаточное обсуждение и распространение дистрибьюторских соглашений приводит к тому, что российские компании не всегда технико-юридически готовы к заключению крупных договоров с иностранными контрагентами, в частности, даже в процессе межкорпоративного общения юридических отделов контрагентов пока, к сожалению, не всегда имеет место единообразное понимание сущности дистрибьюторского договора.

,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector